Новости:

Общее собрание АМК 23 мая 2024

День Победы 2024

Общее собрание АМК 25 апреля 2024

Общее собрание АМК 28 марта 2024

Памяти гибели РТМ Тукан 2024

Все новости

Гришунов Владимир Егорович




Желание  написать  стихи,  видимо,  заложено  во  мне  генетически.  Достаточно  сказать,  что  один  из моих  дядей  сидел  за  одной  партой  с  известным  поэтом  Михаилом  Исаковским  в   одном из смоленских  училищ. Из  тех  же  краёв  происходил  и  другой наш  знаменитый  поэт  -  Александр  Твардовский.  Поэтому   не  писать  я  не  мог.  Но… стать поэтом не  сложилось…

На заре моей молодости были попытки что-то   сочинить,  но  создать  что-либо  такое,  что   можно  было  бы  показать  людям,  не  удалось.   Однако  с  годами,  по  мере  постижения окружающего нас мира, кое-что стало получаться.  Правда,  это   не  стихи,  не  поэзия,  а  скорее зарифмованная  проза  жизни.   Я  пишу  о  том,  что  вижу,  что  чувствую,  о чём  переживаю и о чём хочу поведать. 

Не  будьте  придирчивы,  я  ещё  только  учусь…


Из далёкого   детства

 

Зима. Война. Смоленская  деревня.

В  округе  бродят  немцы - патрули.

И  баба  Марфа,  стоя   на  коленях,

Крестясь,  кладёт   поклоны  до  земли.

 

Пред  ней в  углу  старинная  икона,

В  избе  холодной  дует  от  дверей,

И  бабушка  коленопреклонённо

Свои  молитвы  шепчет  перед  ней.

 

Горит,  коптит  в  моей  руке  лучина,

Бросая  блики  в  тёмные  углы, -

У  нас  давно  уж  нету  керосина

И  свечки  тоже  мы  уже  пожгли.

 

Слова  молитвы  я  понять  не  в  силах,

Умишке  моему    неведомы  они;

Но  помню   я,  что  бабушка  просила:

«Прости,  господь,  спаси  и  сохрани».

 

Спаси  и  сохрани,  укрой  своим  покровом

Её  сынов,  зятьёв  и  дочерей;

Чтоб  все   остались и  живы  и  здоровы

И  чтоб  война  закончилась  скорей.

 

Видать,  на  всех  покрова  не  хватило.

И  сколько  горя  привалило  ей!

Ведь  с  той  войны  домой  не  воротились

Три  зятя,  муж  и  двое  сыновей.

 

И  дочери  её  теперь  не  жёны,  вдовы;

У  них  по  лавкам  пятеро  птенцов,

А те   давно  не  ели  хлеба  вдоволь

И  им  расти  придётся  без  отцов.


                     Мои  дороги

                       Ходит  охотник  по  тихому  лесу,

                   Топчет  охотник  зелёные  мхи;

                   Лётчик  ведёт  самолёт  в  поднебесье,-

                   Но  не  о  них  мои  нынче  стихи

 

                   Пахарь  спокойно  шагает  за  плугом,

                   В  тёплой  земле  отмеряет  шаги;

                   Трель  жаворонка  трепещет  над  лугом,-

                   Но  не  о  них  мои  эти  стихи.

 

                   Ходит  народ  в  городах  по  асфальту,

                   Громко  стучат  об  асфальт  каблуки;

                   Ходит  в  кино,  на  работу,  в  театры,-

                   Но  не  о  них  мои  нынче  стихи.

 

                   Все  люди  как  люди – создания  бога

                   Ходят   ногами   по  твёрдой  земле,
                   Я  же  хожу  по  бездонным  дорогам,-

                   Эти  простые  стихи  обо  мне!

 

                    Смело  хожу  по  морям-океанам

                    Как  Посейдон – повелитель  стихий, 

                    Путь  нахожу сквозь  шторма  и  туманы

                    Себе  посвящаю  я  эти  стихи.


         Старик раз нарубил дров и понёс. Нести было   далеко. Он измучился, сложил вязанку и говорит: «Эх, хоть  бы смерть пришла!»  Смерть  пришла  и   говорит: «Вот  и  я,  чего  тебе  надо?»  Старик  не   растерялся  и  говорит: «Помоги  мне  вязанку  донести».                               (Л.Н. Толстой. Басня.)      

 

  Старик  и  смерть

Она  пришла  и  встала  у  порога,

И  говорит:  «Пойдём,  старик,  пора»;

Старик  взмолился: «Подожди  немного,

Позволь  дожить  хотя  бы  до  утра;

 

Позволь  увидеть  мира  пробужденье,

Позволь  увидеть  солнечный  восход;

И  я  за  тобой  пойду  без  сожаленья,

В  последний  раз  взглянув  на  небосвод».

 

«Ну, хорошо  -  пойду  тебе  навстречу;

Вернусь  к  тебе  я  на  исходе  дня;

Ты  жди  меня,  когда  наступит  вечер,

И  будь  готов, - вас  много  у  меня».

 

Вот  вечер  наступил,  и  гостья  снова

Стучит  косой  несчастному  в  окно:

«Давай, старик,  ведь  всё  уже  готово;

Пойдём,  пока  ещё  не  так  темно».

 

Но  в  тот  момент  шла  телепередача –

За  кубок  бились  «Сочи»  и  «Зенит».

«Прости  меня,  но  это  много  значит –

Я  должен  знать,  кто  всё  же  победит».

 

Услышав  это,  гостья  удивилась:

Что  за  старик  попался  в  это  раз!

                        Ворча  и  матюкаясь,    удалилась

И  две  недели  не  казала  глаз.

 

Прошли  недели,  снова  стук  в  окошко,

Опять  за  дедом  заявилась  смерть;

Старик  кричит  ей: «Подожди  немножко,


Ещё  мне  надо  правнука  узреть.

 

Должна  ко  мне  приехать  внучка  скоро 

И  привезти  мальчонка  на  показ,

Вот  будет  радость  старику   бесспорно;

Ну,  подожди,  прошу  в  последний  раз».

 

«Вот  так  беда -  что  мне  с  тобою  делать,

Как  поступить  ума  не  приложу;

Ну, ладно,  коль   такое  дело,

Придётся  подождать -  я  ухожу».

 

Проходят  дни,  смерть  вновь  пришла  за  дедом

И  в  дверь  стучит  костлявою  рукой.

И  просит  дед: «Позволь  мне  напоследок

Разочек  посетить  участок  дачный  свой.

 

В  моём  саду  весною  пышным  цветом

Зацвёл  впервые  яблоневый  куст,

Хотелось  бы  мне  осенью   отведать,

Каков  он  новый  сорт  на  вкус».

 

Видит  смерть,  старик  не  знает  страха;

Решив  закончить  с  дедом   разговор,

Смерть  отошла  и  со  всего  размаха

Шарах  своей  косою  об  забор!


                   Старый  капитан


                       Зимы  сменяются  вёснами,

                       Внуки  становятся  взрослыми,

                       А  его  всё  тянет  туда,

                       Где  горит  голубая  звезда.

 

                       Над  бескрайнею  даль  синей;

                       Где  трудятся  люди  сильные

                       От  родимой  земли  вдали,

                       У  кого  на  руках  мозоли.

 

                       От  пеньковых  концов  смолёных,

                       Океанской  водой  дублёных;

                       Где  порукой  людская  спайка,

                       Где  подругой  морская  чайка,

 

                        Где  тоска  по  родной  сторонке

                        Выливается  песней  звонкой

                        Под  аккорд  бывалой  гитары;

                        Где  верны  традиции  старой.

 

                        Руки  друзей  пожимать  гудком.

                        Видно  в  детстве  не  зря  тайком

                        Он  мечтал  о  лазурных  далях,


                        О  неведомых  странах  дальних.

 

                         Видно  море  и  впрямь  такое,

                         Что  не  даст  на  суше  покоя

                         Тем  отчаянным  и  отважным,

                        Кто  его  полюбил  однажды.

 

 

                 Пусто  в  доме  моём

 

Пусто  в  доме  моём  и  уныло

И  безрадостным  стало  жильё –

Всё  осталось  на  месте,  как  было,

Только  нет  в  этом  доме  её.

 

Нет  её,  что  уют  создавала,

В  дом  несла  доброту  и  тепло,

Всё  ушло  вместе   с  ней,  миновало,

                    Вместе  с  ней    безвозвратно  ушло.

 

                    С  фотокарточек  смотрит  пытливо,

                    Словно  хочет  спросить,  как  живу:

                     Не  увлёкся  ли  водкой  иль  пивом,

                     Не  привёл  ли  другую  жену?

 

                      Не  увлёкся  ни  тем  и  не  этим,

                      И  живу,  как  отшельник  в  скиту;


 Лишь  две  кошки,  как  малые  дети


Заполняют   сию  пустоту.

 

 

     С глубоким уважением к моим читателям,

     Владимир Егорович Гришунов,

     Калининград, 2024 год.